pvsfms (pvsfms) wrote,
pvsfms
pvsfms

ФМС для чиновников - средство заработка на мигрантах?

Костя Полторанин, уволенный за фашисткие высказывания из ФМС, а по факту кинутый своим непосредственным руководителем после долгих лет службы, продолжает обижаться и жечь глаголом, рассказывая интимные вещи о своем шефе. Полностью читайте здесь, а мы акцентируем внимание на некоторых моментах.



Вы почитайте и скажите потом, разве нет оснований, исходя из данного интервью, для возбуждения уголовного дела?

- Выходит, ФМС - это, так сказать, одна большая фикция? Давайте разберёмся: для чего вообще создавалась миграционная служба? Каковы её цели, задачи и чем она на самом деле занимается?
- С 1992 года, когда создали миграционную службу, она была гражданской самостоятельной структурой на уровне министерства. Поначалу занималась переселенцами из бывших советских республик, преимущественно гонимыми судьбой и жизнью русскими, строила для них дома и т. д.
Потом миграционную службу стали перебрасывать из одного ведомства в другое, и в её делах воцарился хаос. ФМС не имела права заниматься оперативно-розыскной деятельностью, поэтому в 2002 году службу передали в МВД, придав ей статус главка, а руководителя возвели в ранг замминистра. Наконец в 2005 году было решено объединить центральный аппарат, территориальные подразделения трудовой миграции и паспортно-визовое управление, создав таким образом Федеральную миграционную службу в её нынешнем виде. Повенчали жабу с красной розой: элитную структуру, которая занималась регистрационным учётом населения, загранпаспортами и визами для иностранцев, «повязали» с трудовой миграцией.

В результате, по словам Полторанина, не получилось ни одного полноценного ведомства. Паспортно-визовый блок сильно «просел». За квоты для мигрантов отвечает Минздравсоцразвития, другими миграционными вопросами ведает Минрегион. Какую же цель преследовало руководство страны, создавая такого административного монстра?
- На мой взгляд, главная и потаённая задача ФМС заключалась в том, чтобы создать определённые условия сбора теневых средств. Миграционным контролем в России непосредственно занимаются всего около пяти тысяч сотрудников. А в Москве и Московской области, через которые проходит треть общего миграционного потока, несут службу меньше тысячи человек! Естественно, они не могут контролировать этот поток мигрантов и не контролируют. Зато такого количества сотрудников ФМС вполне достаточно для сбора теневых средств, с чем эта структура хорошо справляется. По оценке некоторых экспертов, ежегодно осваивается, как минимум, порядка 10 миллиардов долларов.

- Из чего состоят теневые средства миграционного рынка?
- Из платы за получение визы, за оформление загранпаспортов и гражданства, за разрешение на работу и на временное проживание, вид на жительство и, конечно, штрафы за незаконно работающих мигрантов - всё это большие деньги, которые извлекаются за счет «горловин» в бумагообороте ФМС. Коллапс этой бюрократической машины был бы неизбежным при таком количестве сотрудников и нулевом развитии инфраструктуры. Система выйдет из строя, если попытаться должным порядком «оформить» даже миллион мигрантов. Поэтому существует лишь некая видимость деятельности, а на самом деле ФМС обслуживает крупные синдикаты в газовом секторе, нефтянке, торговле и т. д. Работники этих синдикатов трудятся на более или менее законных основаниях, а вот средний бизнес не имеет возможности легализовывать своих работников.

- Да, получается, что ФМС - какая-то билетная касса для мигрантов. Приходилось самому сталкиваться с этим бизнесом?
- Приходилось. Мне предлагало высшее руководство быть соучредителем такой фирмы. Говорили, мол, нужны свои люди, которые оформляют миграционные документы на коммерческой основе.

Полторанин рассказал, как однажды позвонил Ромодановский и странным голосом приказал: «Приезжай ко мне». - «На Житную?» - «Нет, домой ко мне приезжай». Так молодой сотрудник впервые оказался в квартире своего шефа на проспекте Мира.
Оказалось, рабочий кабинет Полторанина прослушивался («бывшие чекисты страдают одной манией - не могут не заниматься «прослушкой»), а он во время делового застолья с журналистами как-то неосторожно высказался в адрес своего начальника. По словам Полторанина, генерал по-отечески укорял его: «Ты ж мне как сын родной... А потом стал выговаривать: что я его «поливаю», плохо о нем говорю и прочее. Потом Ромодановский неожиданно предложил: «Сейчас надо латать ещё одну должность. Тут одни создали структуру, надо бы тебе туда войти учредителем. Пойдёшь?»
О ком говорил начальник, Полторанин не ведал, но уже давно заметил, что вокруг него постоянно крутятся представители крупных банков и подозрительные бизнес-личности... «Кого-нибудь из родственников поставь - жену, брата, свата...» - учил генерал молодого коллегу.
Полторанин ответил, что всё понимает, бизнес уважает, но «уж очень это поганое дело, которое для всех работорговцев рано или поздно выходило боком». После этого отношения генерала с пресс-секретарем «отрезались». Было это два года назад.

- После этого я чуть ли не каждый день кричал в радио- и телеэфире, что мы боремся с коррупцией, - продолжал Полторанин, - а с другой стороны, очень чётко видел, как выстраивались коррупционные схемы, которые замыкались на высшем руководстве.
По словам бывшего пресс-секретаря ФМС, некоторые руководители территориальных управлений занимались посредничеством. Регулярно, в определённый день, они привозили вышестоящим начальникам деньги, часть которых могла идти на благотворительность. Например, Ромодановский патронировал хоккейный клуб МВД. Как предполагает Полторанин, один из его сослуживцев ежемесячно отвозил 50 тысяч долларов наличными президенту этого клуба. Взнос в клуб, как он считает, составлял примерно десятую часть от «доляны».
Схема очень проста. Существуют официальные спонсоры, которые перечисляют деньги «безналом», и «неофициальные», дающие наличные, в кейсах. Официальные - это крупные банки, нефтяные компании и т. п., а неофициальными могут быть владельцы рынков и многие другие, которым надо разрешение на оформление рабсилы.
- Представляешь, какой оборот? - спрашивал Константин. - Думаю, только с Москвы они имели порядка 15-20 миллионов долларов налом каждый месяц. Такая построена иерархия поборов.

- А сколько всего фирм задействовано в этой иерархии?
- Фирм может участвовать сколько угодно. Но, понятно, чиновники из миграционной службы не могут создать систему, по масштабам подобную «Почте России» или Сбербанку, и установить на каждом углу пункт приёма документов. На крупного оператора, непосредственно связанного с ФМС, выходят мелкие фирмы-посредники. Они исполняют всю черновую работу, получая меньше десятой части от стоимости «услуги». Без посредников ФМС может работать с крупными строительными фирмами, например «ДОН-строй» или «Су-155», на которых работают десятки тысяч гастарбайтеров. Диаспоры также являются основными операторами-посредниками. Руководство ФМС создало систему, которая позволяет напрямую вывести на себя представителей таджикских, узбекских и киргизских гастарбайтеров. С ними очень удобно работать: русского языка не знают, пользоваться Интернетом не могут, беспрекословно подчиняются клановым законам.


Tags: Загранпаспорт, Коррупция, Москва, Полторанин К.М., Ромодановский К.О., ФМС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments